Уровни клиентского запроса в терапии.

Когда в том году я наконец решил наконец-таки воспользоваться подаренным сертификатом и пойти поучится играть на ударных (интересная, кстати, штука, скажу я вам), Антон, учитель, спросил меня: хочу ли я научиться играть или хочу выучить какой-то конкретную партию к песни? Я, конечно, хотел научиться играть. И начались скучные выстукивания долей и попадание в ритм руками и ногами. Пока это не началось складываться в цельную картину того, чему же учусь прошло приличное количество уроков. После этого я начал получать настоящее удовольствие от игры.

 

Я тогда подумал, что это очень похоже на то, как формируется запрос у клиентов, обращающихся к психотерапии.  Ведь терапия занимает такое место: она помогает человеку выстраивать свои отношения с миром. По сути дела, психотерапия – это практическая философия, система ценностей и взглядов на то, как работают жизненные закономерности. Законы, если хотите.

И вот, кто-то приходит решить конкретную проблему, а кто-то научится с этим миром взаимодействовать по-другому: с большей осознанностью, чувствительностью, спонтанностью, не проваливаясь в паттерны и не отыгрывая раны, не расщепляясь. Кто-то приходит эти раны залечить, обрести бОльшую целостность. Кто-то приходит изменить ближнего своего — ребенка, партнера, родителя.


Тех, кто пришел с запросом на изменения других, ожидает первое неприятное откровение: мир не крутится вокруг них. Упс. Наша власть над миром, заканчивается там, где начинается Данности. А еще там, где начинается Другой, с его системой ценностей, ран, защит, потребностей и воли, с его «нет». Но сам такой запрос говорит о том, что что-то тревожит в отношениях с другими. Если человек готов сменить фокус на себя, на то: «что я такого делаю, что выходит вот так», то он двинется во взрослость и зрелость дальше. Если нет – то пока что его путь в терапии на этом этапе и прервется. Это совсем не так просто, как звучит. Ведь на словах все мы умные, начитанные умных статей по популярной психологии и знаем, что «никто никому ничего не должен», «надо принимать другого таким какой он есть» и т.д. и т.п. Но, во-первых, это все просто красивые фразочки, а во-вторых, под желанием изменить другого слишком много психологических защит, начиная от раннего всемогущего контроля, до гештальтиского защитного механизма – слияние. Поэтому на признание в себе желания вертеть мир может уйти много времени, нервов и иногда слёз. А потом еще некоторое время, чтобы пережить разочарование от того, что от желания придется отказаться.

Те, кто пришел «выучить мелодию», то есть избавиться от чего-нибудь в себе, симптома, например, или перестать злиться, давить на своего ребенка, перестать ревновать, или пить. Или наоборот прокачать в себе что-нибудь: научиться доводить дела до конца, стать увереннее, решительнее. Короче говоря, как-то себя подправить. Люди с такими ожиданиями довольно быстро сталкиваются с проблемой в терапии: чтобы что-то в себе подправить, надо для начала в себе «это» принять, понять место и значение «этого» в своей жизни. То есть, как говорил великий и могучий Бейссер: «мы изменяемся ни тогда, когда пытаемся измениться изо всех сил, а тогда, когда принимаемся себя такими, какие мы есть».

Конечно, можно сходить на тренинг к Тони Роббинсу, Гандапасу или Хакамаде, почитать у Роберта Кийосаки про богатого и бедного пап. Эти классные ребята, помогут вам обрести навык, если вы личностно к этому готовы. Это всё полезные вещи, без иронии, но они никак не помогут вам измениться, лишь только усилят давление между идеальным Я (теперь еще более прокаченным), и реальным Я. А вот принять тот факт, что «мне личностно надо что-то с собой делать», стать открытому к новому опыту, который может тебя изменить — это сложная следующая ступенька в личностном взрослении. Если клиент остается с представлениями о себе как о «носителе идеальной картины мира, просто надо чуть-чуть подтянуть знания» или в отношении себя как робота, в котором можно что-то править, резать, переделывать, то терапии не случится. Ну то есть либо он уйдет в этот раз, либо же терапия будет как раз именно про это – как начать относится к себе по-человечески.

Самое сложное и самое интересное начинается где-то тут. Если мы оказываемся в силах признавать свою неидеальность, грустить о своих потерях и ограничениях, двигаться к своей уязвимости, то мы покидаем тот уровень невроза, который Перлз называл уровень «клише» и стереотипных реакций. И отправляемся знакомиться с собой. Это знакомство вызывает в нас много тревоги, потому что мы добровольно отказываемся от обретенных за годы способов избегать новизны, оставаться в своем инфантилизме, попытках манипулировать миром, а не становится на свои ноги, короче говоря всячески поддерживать свой невроз. Иногда это пугает настолько, что клиенты прерывают терапию. Но если они всё-таки остаются, то это движение к другому качеству жизни. Впереди еще долгий путь, который, наверное, не имеет конца.

Но когда ты тут, то ты увлекаешься жизнью всерьез: начинаешь ее ценить, создавать свои смыслы, стремиться узнать и создать больше. Встречи с терапевтами, приезжими тренерами или учителями перестают разочаровывать отсутствием волшебных изменений и начинают впечатлять нюансами, открывать грани, у которых раньше не было шанса возникнуть в твоей жизни. И радость, но и печаль здесь переживается полнее. Терапия ведь не делает жизнь проще, она ее точно делает сложнее, но интереснее и полнее. Не зря Джон Энрайт назвал свою книгу «Гештальт ведущий к просветлению» 🙂