Джей Левин. Супервизорская группа 9-11 августа 2011 (Киев). Только психологам

Оригинал взят у http://bilet-v-zirk.livejournal.com в Джей Левин. Супервизорская группа 9-11 августа 2011 (Киев). Только психологам

Фокус

Как фокус работает в диалоге? Это когда встречаются две феноменологии. Я никогда не пойму, что с тобой происходит, если ты полностью не присутствуешь со своей феноменологией. Если ты просто заставляешь меня понимать, что с тобой происходит, это не работает, потому что мы не в контакте. Диалог — это встреча двух феноменологий.

***

Transference

С переносом (transference) нет ничего особенного. Это отношения, которые не контактны (contactful). Еще один способ похерить нашу жизнь. Просто обычно мы их не замечаем, а когда такие отношения случаются с терапевтом и клиентом, это называется трансфер. Если терапевт делится своей феноменологией с клиентом, говорит, что у него нет волшебной палочки, и что он не является решением детских проблем клиента, клиент, конечно, может видеть терапевта брутальным и недобрым, но это позволит взять ему (ей) ответственность за свое решение. Все что я могу сделать, это поддержать клиента в трудности принятия решения.

Трансфер — это неконтактный способ клиента взаимодействовать с терапевтом. Когда я не вижу тебя, а просто юзаю, так будто теперь-то наконец моя потребность будет встречена. И мое дело как терапевта — мягко или не мягко останавливать это и показывать, что со мной обращаются не так, как если бы это был я, а как с объектом.

***

Если, несмотря на все мои попытки быть открытым и присутствовать и быть доступным, клиент остался неудовлетворенным мной, тогда у меня появляется вопрос, как он делает так, чтобы не получать от меня нужного, и как он дальше справляется с этим. И это и есть работа с трансфером. Трансфер — это проекция, и мы никогда не проецируем совсем безосновательно. Конечно, в какой то части ты правда чего-то не додаешь ему, но в очень большой части его чувство, что ты что-то недодаешь, не связано с тобой. И терапевтическая работа не в том, чтобы додать клиенту все то, в чем он нуждается, а в том, чтобы понять, как он ведет себя, когда его потребность остается не встреченной.

Вообще, ожидания от отношений — это прерывание контакта. Это проекция, трансфер или профлексия. Более здоровый способ — это говорить о своих желаниях, просить, а не ожидать чего-то конкретного. (Профлексия: с людьми надо так-то, я обращаюсь с ними так, какого черта они со мной не обращаются так же, ведь я показываю, как я жду, чтобы со мной обращались!) И так далее.

***

Пока ты думаешь над тем, как принести клиенту максимум пользы, ты бросила его.

***

Работа терапевта — всякий раз стоять в месте прерывания. По мере того, как ты стоишь в месте одного прерывания, появляется следующее и следующее. И твой путь — это смотреть, как клиент прерывает свою потребность СЕЙЧАС. Ты всегда поддерживаешь потребность и фрустрируешь прерывание.

***

Невротическая вина

— это когда я считаю, что повредил отношениям, и это нельзя починить. Экзистенциальная вина — когда я повредил отношениям, и могу это починить. Я должен просто вернуться в ту точку, где я что то повредил, и исправить это. Сделать или доделать несделанное и недоделанное.

***

Impass

— когда я отхожу назад вместо чтобы идти вперед в пункте обязательcтва. Если я не позволяю себе, чтобы другой повлиял на меня, я отхожу назад. Потому что если я позволю это, я изменюсь, и этого не вернуть. И вина появляется, когда я не делаю этого. И этим я повреждаю отношения. Когда я отхожу назад, я как бы говорю партнеру по диалогу: «Прости, с тобой все ок, но моя неизменность для меня важнее, чем наши с тобой отношения». И это и есть вред, нанесенный отношениям. Это происходит, если имидж мне важнее, чем привнести себя в отношения. Когда то, как оно выглядит, важнее, чем то, что оно есть.

Невротическую вину нужно конфронтировать, это прерывание. Экзистенциальную вину не вы не конфронтируете, а поддерживаете клиента в том месте, где был impass. Нельзя давить, иначе клиент это сделает для вас или не cделает и получает еще невротическую вину перед вами. Ваша работа — в том, чтобы убедиться, что вы не позволяете клиенту избежать приянтия решения в точке impass.

Невротическая вина обычно локализована на уровне интроекции, ее фрустрируем потому, что в этом случае обслуживается невротическая потребность. Экзистенциальная вина локализована позже по циклу контакта, на уровне эготизма. Когда я сваливаю в контакте, чтобы не измениться, потому что контакт деструктивен для моей идентичности, это способ оставаться таким как есть и не меняться.

Rage

Смесь страха и злости я называю словом rage (гнев). Это беспомощность и невероятная злость на другого, от которого ты зависишь. Это очень раннее переживание, довербальное и преконтактное. Связано с ранним опытом, когда я на 99% зависел от другого, и переживал потребность, которая была не встречена. Поэтому, когда вы встречаете это переживание, вы не можете разделить страх и злость, это одно. Терапевтическое воздействие состоит в том, чтобы помогать проживать это переживание, сохраняя свой контакт с клиентом, вербальный или невербальный. Огромный шаг вперед будет состоять в том, что клиент, находясь в переживании, озвучивает вам, что с ним происходит. Тогда появляется рефлексия этого состояния. Даже если это довербальное переживание, ваша работа состоит в том, чтобы клиент находился в контакте с вами. И неконтактного клиента в таком переживании нельзя отпускать, пока контакт не восстановлен. Потому, что клиент не должен оставаться в этом переживании один.

Вопрос

— когда клиент в сильных чувствах, и недостаточно ресурса, чтобы выбраться, какое это прерывание?

— это переживание связано с дефицитом самоподдержки (selfsupport), когда клиент не принимает те переживания, которые происходят сейчас, то есть, прерыванием может быть что угодно, что он делает, чтобы избежать принятия реальных переживаний и исчезнуть. Все, что клиент пытается сделать, чтобы изменить себя или своее переживание, каждый из этих способов — есть прерывание.

Surrender

Каждый раз, когда в контакте вы принимаете на себя обязательства (commitment), что-то критически важное должно измениться. Если этого не произошло, это было не обязательство. И с каждым обязательством вы сдаете свое эго. Если вы принимаете на себя обязательства с идеей завтра взять их назад, вы их не взяли. Потому, что в реальном контакте, если он произошел, что-то изменяется навсегда.

О вопросах

Вопросы терапевта чаще всего ложны (false) и провоцируют борьбу за власть. Вы его спроcили, он говорит, «я не хочу про это говорить». И у вас уже битва. Закрытые вопросы вообще не помогают за исключением чисто фактических. Вопросы с открытым концом могут как-то поддержать процесс, но я стараюсь избегать вопросов сколько возможно, потому, что большинство вопросов содержат скрытый крючок. Даже вопрос «расскажи мне больше про это переживание» — уже содержит прессинг клиента, и это вместо того, чтобы позволить ему приносить в контакт то, что он хочет.

***

Работа с циклом контакта

Потребность впервые ощущается как Идовское переживание. Это переживается как будто что-то изменилось. В подростковом возрасте так ощущаются гормональные изменения. Что-то не то, но что – еще не ясно. В этой точке работа состоит в том, чтобы понять, в чем потребность. Маркер этого процесса — чувство беспомощности (helplessness). Потому, что ощущение выбирает меня, не я выбираю его. Изменение выбирает меня. Я пассивен перед ними. Passive от слова passion (страсть). Как любовная поглощенность. Тяжелая работа здесь состоит в том, чтобы ждать и ничего не делать. Просто позволить этому быть. Особенно это мужчинам тяжело. Женщины в целом больше уважают свои телесные процессы. Это фаза преконтакта.

Контакт — это Эго-функция. Здесь уже action. Неважно, контакт с окружающей средой и с моей потребностью. И здесь же происходит идентификация, в чем она состоит, происходит идентификация с потребностью и с тем, что происходит. Это здоровый психический процесс. Невротический процесс — это избегание происходящего. Терапия —это побудить людей идентифицироваться с тем, что происходит. Если я идентифицируюсь с тем, что происходит, тогда мое актуальное переживание подскажет мне, какой мой следующий шаг. Это не интеллектуальный процесс. И на этом месте (эго) мы, невротики, в основном и просираем свою жизнь. Все прерывания здесь, на стадии Эго-функционирования: конфлюенция, интроекция, проекция, ретрофлекция, эготизм, в этом порядке.

Джей рисует цикл контакта на машине Жоры

О деструктивных чувствах

Основные деструктивные чувства на каждой части цикла контакта свои. На стадии Ид – это стыд, тревога — на стадии Эго, вина на стадии Персоны. Невротическая вина — когда я не делаю что-то, что я интроецировал. То, что я пытаюсь удовлетворить — это не моя действительная потребность. Это искусственная вина. ( Прерывание на интроекции).

Экзистенциальная вина случается позже (на эготизме) когда я правда повредил отношения. Это отказ сдаться. (Refusal to surrender). Конечно, я тут не удовлетворен, не завершен. Такой человек имеет в жизни все, что хочет — кроме удовлетворения.

На Ид стадии я ничего не могу исправить, когда ощущаю ярость и беспомощность, и эти чувства — лишь отражение того кто я есть, я экзистенциально очень напуган, и стыд — это мой экзистенциальный ответ. Я не могу ничего решить иначе.

На стадии эго, где прерывание эготизм, тоже есть неудовлетворенность и беспомощность, но вы сделали выбор позволить себе перестать пытаться, и не позволять себе быть затронутым отношениями. Поэтому на Ид можно только переживать и нельзя ничего исправить, а на Эго можно принять другое решение, рискнуть быть ранимым, и исправить отношения в месте их поломки.

***

Кусочки

Если ты пытаешься успокоить клиента, ты организуешь перенос, потому что ты становишься человеком, который имеет ответы на все его вопросы. Ты говоришь, все хорошо, все нормально, она передает тебе какую-то свою власть, и это — прерывание.

О заключениях терапевта

Когда вы работаете феноменологически, ты не можете делать никаких заключений, не проверяя их. Вы можете опираться только на очевидное. И оставаться только с очевидным. Проверяйте свои заключения очень осторожно. Не забывайте анекдот про одного человека, который зашел в трамвай в одном ботинке. Другой спросил его, что случилось, ты потерял ботинок? Тот ответил: «Нет, я нашел один».

Джей и Наташа обсуждают расписание супервизий в группе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.