Ключи на веревочке: путешествие в детство и обратно.

Ключи на веревочке: путешествие в детство и обратно.

Ключи
Вместо вступления.
Аля Кудряшова.    

Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать.
Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять.
В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско,
солнце оставило в волосах выцветшие полоски.
Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы.
Витька с десятого этажа снова зовет купаться.
Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг, убегут, оставят.
Витька закончил четвертый класс — то есть, почти что старый.
Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник.
Витька научит меня нырять, он обещал, я помню.
К речке дорога исхожена, выжжена и привычна.
Пыльные ноги похожи на мамины рукавички.
Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки.
Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки.
Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна.
Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно.
Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели.
Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен.
Солнце облизывает конспект ласковыми глазами.
Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета.
В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это.
Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен.
Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе.
Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме.
Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма.
Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки,
только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше.
Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее,
мы забираемся на крыльцо и запускаем змея.
Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд.
Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс.
Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу.
Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье.
Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле.
Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите.
Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите.
Пусть это будет большой секрет маленького разврата,
каждый был пьян, невесом, согрет теплым дыханьем брата,
горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона,
все друг при друге — и все одни, живы и непокорны.
Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик,
Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях.
Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки.
Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку.
Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться.
Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать…

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета.
Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах.
Сонными лапами через сквер, и никуда не деться.
Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве.
Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу,
я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы.
Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене.
«Двадцать один», — бормочу сквозь сон. «Сорок», — смеется время.
Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу.
Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза-бойницы,
ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку,
кто-нибудь ждет меня во дворе, кто-нибудь — на десятом.
Десять — кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать.
Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять.
Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне…

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.

    Я много раз перечитывала это стихотворение, и всегда оно 5902трогает разные струны, оно заставляет вспоминать, воскрешать, передумывать, раз за разом о том, что и как сделало меня тем, кто я есть.  О том, что заставляет меня смотреть в прошлое, что неизменно тянет меня возвращаться туда, где было одновременно счастливо, горько, отчаянно страшно и невероятно.

Про что будет воркшоп?

    Ключи на веревочке – это не просто образ, это символ, имеющий много слоев. Первый слой, который приходит на ум мне –  детство. Наше, совковое, с вечно занятыми родителями, с шумом на улице не от машин, а от нашей беготни и криков. С платочками, пилотками, казаками-разбойниками, ружьями и пистолетами, резиночками и скакалками. cc8349852763f23bb9103d94fd9cf637-500x700Детство сбитых коленок и невыученных уроков, с ключами на шее. Второй слой – это символ самого ключа. Предмета, который предназначен для какой-то одной двери. Он универсален и уникален одновременно. Универсален, с точки зрения использования, уникален, с точки зрения применения к конкретной двери. Если мы хотим открыть свое детство – нам нужен ключ. Но не простой, не каждый, а свой, уникальный и единственный, открывающий только нашу дверь в прошлое.  В этом месте возникает своевременней вопрос: зачем? Ключ давно утерян, веревочка порвана и прошлое осталось там, в 80-х, 90-х… Что ворошить былое? Из опыта работы с клиентами, с собой, я все больше и больше обнаруживаю – невозможно Жить в настоящем и быть живым, если память о детстве мертва. Это как если внутри нас есть что-то мертвое, а сами мы живы, но живы как-будто, с виду, не внутри.  Искать ключи, двери, возвращаться и вспоминать – это невероятно сложная и кропотливая работа, но я не знаю другого способа обнаружить себя и вернуть себе свою Жизнь полностью. Детство многолико, возвращаясь и присваивая себе его радости и горести, боль и восторги мы по крупинке присваиваем себе то, что всегда было с нами, то, что делает нас такими, какими мы есть.
Я приглашаю вас на поиски своего ключа. Ключа, способного открыть двери детства. Вашего, уникального, неповторимого и одновременно похожего на детство других. Ключа, способного вернуть вам частичку себя, возможно утраченную много лет назад, возможно отвергнутую, переживающую и мечтающую обрести свободу. Свободу Быть и Жить в настоящем.
Воркшоп – это знакомство и с вашим ключом от детства. Три часа мы будем искать и создавать его образ. Мы будем исследовать и вспоминать. Бережно и неспешно. Чтобы после найти вход туда, где живут чудеса!

Для тех, кто против «раскопок».

Очень часто я слышу от клиентов: «я боюсь, что вы что-нибудь у меня раскопаете, а я потом не смогу с этим справиться». Поверьте, я тоже. Наверное, именно поэтому я и не копаю. И никому не советую этого делать. Копать – дело строителей. Я предпочитаю рассматривать и исследовать, путешествовать рядом с вами,  давать возможность возникнуть ровно тому, с чем вы готовы встретиться здесь и сейчас.  Наша психика невероятно мудра, она не позволит нам обнаружить то, с чем мы пока еще не готовы столкнуть. Формат воркшопа не предполагает большой глубины, но он позволяет обнаружить путь, по которому можно двигаться дальше. К себе, через воспоминание, и присвоение утраченного.

 

Начало: 23-го июня в 19.00
Продолжительность: до 21.30.
Адрес проведения: Доломановский, 1 в офисе Мастерской PSY-house (найти нас нелегко! Поэтому посмотрите схему!)

Ведущая Мастер-класса:

Гамзина Анна — практикующий психолог, гештальт-терапевт, Член Межрегиональной Ассоциации психологов практиков «Просто Вместе»
Орг.взнос для участия:   250 р.

кнопка регистрации 3

 

[contact-form-7 404 "Not Found"]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.